ГлавКиноТорг
На главную
Помощь
актёры >>
актрисы >>
режиссёры >>
анимэ
биография
боевик
вестерн
военный
детектив
документальный
драма
исторический
комедия
криминальный
мелодрама
музыка
мультфильм
мюзикл
приключения
семейный
сериал
спорт
триллер
ужасы
фантастика
фэнтези
эротика
юмор
     
 
Главная \ Актеры \ А..Г \ Владимир Вдовиченков
биографияфотоинтервьюфильмографиянаграды 
Владимир Вдовиченков
Владимир Вдовиченков
13 августа 1971

Место рождения: Гусев, Калининградская обл, СССР

Интервью:

Автор: Ирина Штефанова
Сайт: Рускино
Статья: Мой первый фильм - Бригада


Ирина Штефанова: - На нашем сайте посетители могут задавать вопросы актерам. Вот Jerry спрашивает, в каких спектаклях ты будешь играть в наступающем сезоне?

Владимир Вдовиченков: - «Царская охота» в Вахтанговском театре, «Двенадцатая ночь» Союза Театральных деятелей, его мы будем играть скорее всего, в Пушкинском театре и заграницей, и «Дон Жуан» - это антреприза «Партнер-Арт ХХI век».

Ирина Штефанова: - А с гастролями будете ездить с этими спектаклями?

Владимир Вдовиченков: - Конечно. Мы ездили с «Двенадцатой ночью», в июне были в Японии, сейчас выезжаем в Ирландию. Сейчас много проектов. В основном, ездим далеко за границу.

Наташенька: - Что для вас интереснее: кино или театр? Кого вам легче играть: исторический персонаж, или современника?

Владимир Вдовиченков: - Нет такого понятия: легко в театре, или легко в кино. И там и там непросто играть. Другой момент, если материал интересный, то наверное, легко и там, и там. Техника отличается в кино и театре, но принцип все равно остается тот же.

Ирина Штефанова: - А, работая над историческим персонажем, ты эпоху изучаешь?

Владимир Вдовиченков: - Ну конечно, стараюсь понять. Я вот играю в «Царской охоте» графа Орлова - это для меня Екатерина, это ХVIII век, конечно, пытаюсь понять. Там текст адаптирован соответственно, выражения, которые сейчас мало употребляются, но в принципе, человеческие судьбы, которые играешь, схожи всегда. Тогда были проблемы между мужчиной и женщиной, между обществом, властью и личной жизнью, так и сейчас. Поэтому в этом смысле, я не чувствую, что существует какая-то принципиальная разница.

Настюша: - Какую музыку вы слушаете и любите?

Владимир Вдовиченков: - Да разную слушаю. Не знаю, вот если из набора дисков, которые у меня в машине лежат - это два диска Фрэнка Синатры, саунд-трек «Бумера».

Ирина Штефанова: - Шнур тебе наверное, нравится теперь?

Владимир Вдовиченков: - Нет, не то, что нравится Шнур, просто как-то автомобиль BMW, и музыка про BMW.

Ирина Штефанова: - Автомобиль такой появился после «Бумера»?

Владимир Вдовиченков: - Нет, BMW у меня был до него, но вот этот автомобиль я купил после «Бумера».

Ирина Штефанова: - Ты не боишься стать сериальным актером?

Владимир Вдовиченков: - Мой первый фильм был «Бригада» - сериал. В «Бумер» я попал после него, и сейчас я снимаюсь достаточно активно в кино, так что не боюсь.

Ирина Штефанова: - Ты общаешься со своим вгиковским мастером Георгием Тараторкиным?

Владимир Вдовиченков: - К сожалению, сейчас нет почти, нет времени даже с ним встретиться. Хотя может быть, сейчас будет проект, если все срастется, то мы будем участвовать вместе. Это театральная работа.

Ирина Штефанова: - А вообще, с кем ты дружишь, общаешься - с актерами, или режиссерами? Ты же с кем-то свободное время проводишь, Новый год встречаешь?

Владимир Вдовиченков: - С компанией друзей, конечно, по большей части это актеры, режиссеры, люди своего круга, с которыми работал или просто так познакомился. С замечательными людьми, в силу специфики приходится общаться с коллегами, и как-то если эти люди интересны помимо работы, то общаюсь с ними в свободное время.

Ирина Штефанова: - Потому что есть такое мнение, что актеры не очень дружат между собой…

Владимир Вдовиченков: - Ну нет, это неправда. Наверное, нет такого понятия, что если я - артист, и кто-то еще артист, то мы должны быть друзьями, это не всегда так, но среди актеров большинство - замечательные люди, и с ними очень приятно проводить время, приятно общаться.

Ирина Штефанова: - У твоих героев сложился образ героический, мужественный, сильный. Какой ты в жизни?

Владимир Вдовиченков: - Ну, не знаю, хороший парень. (Смеется)

Ирина Штефанова: - А еще какой?

Владимир Вдовиченков: - Да разный. Не знаю, мне очень сложно самого себя рекламировать, и это будет очень субъективный взгляд на самого себя. Я думаю, что наверное, я хороший человек.

Ирина Штефанова: - А слава, которая пришла, повлияла на тебя? В худшую или лучшую сторону?

Владимир Вдовиченков: - Повлияла. Да по-разному. Наверное, сейчас я стал более свободен в выборе работы, выборе людей, которые меня окружают. Могу себе позволить не общаться с теми, с кем я не хочу. А с другой стороны, не замечаю людей вокруг себя иногда, достойных большего внимания, нежели я им оказываю, в силу своей какой-то внутренней зажатости, от ощущения, что кто-то что-то от тебя хочет: сфотографироваться, интервью у тебя взять.

Ирина Штефанова: - Не любишь давать интервью?

Владимир Вдовиченков: - Нет, не люблю. Очень сложно самого себя преподносить. Я же понимаю, чего в принципе от меня требуют. Все равно подсознательно я знаю, с какой бы стороны меня хотели увидеть, с какой - нет. Все рано волей-неволей начинаю подстраиваться, прогибаться под то, чего от меня хотят. Я мог бы, например, если б у меня не было настроения, но не сейчас, не в этот раз, в любой другой сказать: «Знаете, да идите вы со своим интервью. Не хочу я говорить, ну не хочу!». Понятно, что я просто обидел бы людей незаслуженно.

Ирина Штефанова: - Потом они бы всем говорили: «Вдовиченков такая сволочь!»

Владимир Вдовиченков: -…»такое чмо!», да, и поэтому я должен всем улыбаться, и говорить: «Да, да, конечно». Нет, не очень люблю давать интервью, правда. Наверное, в этом тоже моя работа заключается, но вот этой стороне, да я и в остальных-то сторонах такой, не очень большой специалист, а уж все, что касаемо собственной РR компании - для меня это такой темный лес, я совсем не умею этим пользоваться.

Ирина Штефанова: - Тебя на улице узнают?

Владимир Вдовиченков: - Узнают.

Ирина Штефанова: - И бесплатно в магазинах что-нибудь покупаешь?

Владимир Вдовиченков: - Бесплатно нет, конечно, я не покупаю. Какие-то скидки там предлагают, и я конечно улыбаюсь, беру эти карты, но крайне редко пользуюсь. Одежду я стараюсь покупать за границей, наверное, там дешевле, ну и здесь сложно просто покупать. Когда приходишь в магазин, начинаешь что-то надевать, или обувать что-то мерить, вокруг себя собираешь толпу зрителей. Не очень просто на витрине одеваться, правильно? Поэтому предпочитаю где-то одеваться за рубежом. Ну а так, собственно, че? Где-то в кафе, в ресторанах если какие-то скидки есть, конечно, я использую, зачем деньги выбрасывать на ветер?

Ирина Штефанова: - Ты не фотографируешься с поклонниками?

Владимир Вдовиченков: - Фотографируюсь, но иногда это утомляет. Когда человек, который может быть, просто хочет высказать свое мнение, пытается мне что-то сказать, иногда я к этому отношусь не очень хорошо. Все-таки я тоже устаю иногда, не очень себя чувствую, постоянное внимание тоже тяжело. Иногда мне очень сложно отличить что-то настоящее от искусственного.

Ирина Штефанова: - А как ты снимаешь напряжение, усталость?

Владимир Вдовиченков: - Не напрягаюсь. (Смеется)

Ирина Штефанова: - А когда все-таки получается, что напрягаешься?

Владимир Вдовиченков: - Да по-разному. Езжу на автомобиле, так просто, катаюсь, слушаю музыку. Но в основном, сплю, если есть свободное время. Ну, или лежу на диване. Стараюсь принять горизонтальное положение, отдохнуть просто. Иногда, когда есть возможность, на природу выбираюсь. Но таких каких-то там интересов нет, все зависит от ситуации.

Ирина Штефанова: - Ты, сегодняшний, какие мог бы дать советы себе, десять лет назад?

Владимир Вдовиченков: - Ой, даже не знаю. И был ли бы смысл в этих советах? Наверное, если бы я был другой, не был бы таким, какой я сейчас. Наверное, дал бы просто рекомендации, сказал бы самому себе, с кем нужно работать, с кем - не нужно

Ирина Штефанова: - То есть, все происходило логически?

Владимир Вдовиченков: - Конечно. Я думаю, что у каждого человека в жизни все происходит так, как должно было произойти.

Ирина Штефанова: - А вот сериал «Звездочет», который сейчас снимается, твой герой там какой и кто он?

Владимир Вдовиченков: - Это парень авантюрист, который хотел получить от жизни нечто большее, к чему он был готов. Это и не объяснишь в двух словах, если уж так философски говорить. Не на то поставил. Человек от жизни хотел получить адреналин, в итоге потерял нечто большее - любовь близких людей. Он, скорее, предал близких людей. И потом на протяжении фильма пытается договориться с самим собой. Не в смысле компромисса, а пытается повернуть время вспять, найти то, что потерял. А вообще это история некого персонажа, который работает со спецслужбами, выполняет государственные задания более важные - менее важные. И вот работая так называемым разведчиком, пытается стать человеком. Не машиной, а человеком.

Ирина Штефанова: - А на каком канале выйдет сериал?

Владимир Вдовиченков: - Канал «Россия».

Ирина Штефанова: - А когда?

Владимир Вдовиченков: - Не знаю, не знаю. Сейчас вот к сентябрю собираются сдать продюсерам. Либо это будет к поздней осени-зиме, либо это будет весна. Двенадцатисерийный фильм.

Ирина Штефанова: - Глядя «Бумер», сложилось впечатление, что вы четверо - большие друзья. В жизни дружите?

Владимир Вдовиченков: - Нет, я не могу сказать, что мы друзья, мы - хорошие знакомые. С режиссером Петей Бусловым я дружил еще до «Бумера», а с ребятами, которыми познакомился, если представляется возможность, мы встречаемся где-то, общаемся, что-то вспоминаем. Но так сказать, что мы друзья - нельзя. Как-то нас так судьба развела, каждый, наверное, сам по себе все-таки.

Ирина Штефанова: - А ты во втором «Бумере» появишься?

Владимир Вдовиченков: - Ну я не стану отвечать на этот вопрос пока. Я бы не хотел сейчас раскрывать всех секретов. Наверное, появлюсь, не знаю еще точно.

Ирина Штефанова: - Как ты любишь интриги!

Владимир Вдовиченков: - Нет, я не люблю интриги. Во всяком случае, официального предложения по поводу работы о втором «Бумере» я не получал. Вот когда оно будет, когда у нас будет какая-то договоренность с режиссером, с продюсером не на словах, а конкретно, тогда я скажу. А пока это все на уровне предварительных разговоров. Я думаю, не надо забегать вперед, подождать чуть-чуть, и когда все станет ясно - будет объявлено официально.

Настюша: - Ты бы хотел участвовать в «Последнем герое»?

Владимир Вдовиченков: - Нет. Мне кажется, если эта идея могла быть изначально интересной, и первый «Последний герой» еще был достаточно серьезный и внятный, то я немножко знаю, как это происходило на самом деле в дальнейшем. Я не очень люблю делать из зрителей уж совсем идиотов. Всевозможные ток-шоу устраивают, а зритель-бедолага слезами обливается, а его «шпарят» просто как последнего лоха. Я не люблю, когда из людей делают дураков. Мне кажется, к сожалению, наше телевидение пытается снять кальку с западных программ, а они уверяю вас, рассчитаны на полного идиота. Это основная масса таких проектов как «Последний герой»...

Ирина Штефанова: - «Фактор страха»…

Владимир Вдовиченков: - «Фактор страха», «Дом»… Нет, «Фактор страха» еще кстати нет, он более реальный. Вот я ездил на «Форт Баярд», выступал в прошлом году в нашей команде. Мы стали суперрекордсменами за всю историю «Форта Баярда». И все задачи, которые нам ставили, действительно были сложными, их было непросто сделать. И это не подстава, там реально сложные задачи каждому давали, это требует нервов, выдержки, сил. А вся эта байда, чтоб нижнее белье показывать не очень… Разве интересно смотреть за людьми, которые вынуждены одного из своих же товарищей по несчастью, или по счастью как-то там убрать или выгнать? Ну это немножечко так ниже пояса всегда. Я не очень это люблю, и в такого рода передачах не очень люблю сниматься. А в такого рода как «Фактор страха» - не потому, что они какие-то брутально мужские, или там женские, а дело в том, что реально зрителю интересней, как справится тот или иной артист или известная личность с таким или иным заданием, и как он может командно действовать. Это некая игра все-таки. Игра не в поддавки. Тогда это интересно. В «Фактор страха» меня приглашали, но я отказался, в силу того, что нет времени. Они все продолжают приглашать, я бы с удовольствием принял участие, но никак мы не можем. А это же долгая история: подбирают артистов, организация - не все так просто. График не совпадает.

Wind: - Как вы относитесь к Интернету? Хоть иногда бываете там?

Владимир Вдовиченков: - Да, и с удовольствием иногда прям залезаю - прикольно, мне кажется.

Ирина Штефанова: - Свой сайт видел? Он неофициальный, кажется.

Владимир Вдовиченков: - Да, да. Был такой неофициальный сайт, я один раз даже на него залез, но имел неосторожность… (Засмеялся) Смешная была история! Чтоб людям было понятно, кто это, я оставил запись: «Посмотрел сайт. Прикольно. Интересно». Подпись: Фил. После этого я получил кучу гневных посланий типа: «Ты, мудак! Куда ты лезешь, блин!». Вот такие тексты. И я понял, что в принципе, я там не нужен, на этом сайте. Там уже самостоятельная жизнь, они уже сами по себе все, у них там какой-то чат, общение. Они знакомятся, встречаются, забивают какие-то встречи. И поэтому я думаю: прикольно, если я послужил поводом тому, что кому-то было хорошо. Меня это радует.

Ирина Штефанова: - А ты пользуешься, наверное, только почтой?

Владимир Вдовиченков: - Да, в основном, электронной почтой, или теми сайтами, которые мне необходимы, чтобы какую-то информацию получить для себя. Не более того. Ну там не знаю, с помощью Интернета машину купил, еще что-то.

Валерия: - Как вы ведете себя при встрече с почитателями вас и вашего творчества?.

Владимир Вдовиченков: - Почитатели разные бывают. Есть почитатели, которые адекватные - мне интересны. А есть же такие, которые: «Слышь, братан, давай посидим, щас маханем по стакану» - конечно, это не очень приятно. Одно дело, когда с тобой общаются как с артистом, исполняющим какую-то роль, а другое дело, когда люди немножко не в адеквате, и путают, что ты - не персонаж в фильме, ты всего лишь артист со своими проблемами, со своими слабостями, со своими «тараканами» в голове. Наверное, очень сложно общаться с людьми, которых ты никогда не видел, а они требуют от тебя любви и обожания. Они же тебя любят, значит, и ты их должен любить. Наверное, это правильно, но я не могу до сих пор научиться. Я стараюсь уважительно относиться. Если человеку действительно нравится мой персонаж, и он высказывает свое трепетное отношение, я, конечно, стараюсь относиться с уважением. У меня другие, допустим, приоритеты, но это не говорит о том, что я не должен этого человека не уважать.

olja: - Какие девушки вам нравятся кроме вашей жены? Если таких нет, то как выглядит ваша жена?

Владимир Вдовиченков: - Ну, я не женат сейчас.

Ирина Штефанова: - Обрадовал всех девушек.

Владимир Вдовиченков: - Да, у меня есть любимая женщина, с которой я живу, и наверное, она - та самая женщина, которая мне нравится.

Ирина Штефанова: - Наверное, просят сказать какие-то черты…

Владимир Вдовиченков: - Самое главное, на мой взгляд, женщина должна быть красивой. Красивой не в общепринятом понятии как некая абстрактная красота, а такая, у которой есть свои какие-то стороны. Невозможно описать. Она может быть блондинкой, брюнеткой, лицо может быть узким, круглолицым. Но должно быть красивым. Первое восприятие мое - глаза. А второе - а может даже, и самое важное, она должна быть мудрой. Для меня сейчас это качество почему-то встает на самую первую ступень. Потому, что я встречал замечательных женщин в своей жизни: красивых, и умных, очень умных, и талантливых, обаятельных, но, к сожалению, абсолютно не мудрых. И я не мог с ними жить. Потому, что, наверное, где-то подсознательно мне нужна женщина, которую бы я, и она меня, понимал с полуслова. Я как-то говорил, что самое наверное, великое счастье - когда можно жить с человеком, с которым можно позволить ни о чем не говорить. Не потому, что обиделись, и разошлись по комнатам, но с человеком, с которым ты можешь молчать, значит тебе с ним комфортно. Как правило, в жизни мы, встречаясь с людьми, постоянно говорим, говорим, и порой уже и говорить не о чем. А с человеком, с которым можно молчать - можно любить его безумно. Я думаю, это дорого стоит. Такие отношения могут быть только с человеком достаточно мудрым.

Мариана: - Какой был самый прикольный момент в съемках «Бригады»?

Владимир Вдовиченков: - Да много их было, моментов. Я уж говорил о них сто раз. Сейчас я не могу вспомнить самый яркий.

Ирина Штефанова: - А вообще, съемки фильма проходили в радость?

Владимир Вдовиченков: - Не совсем в радость. Это было и в радость, и в горе. По-разному. Было и сложно, и тяжело, и больно, были и конфликты. Много чего бывало. Но это была первая моя большая работа, дебют в кино в одной из главных ролей. Поэтому это было достаточно сложно, но ужасно интересно, потому, что это был первый такой опыт. Слава богу, что повезло просто с режиссером, который не отбил желание сниматься в кино, и что-то из этого получилось. Результат не обманул себя, вложено было много, и результат сторицей вернулся. Так же как и на «Бумере», это был тоже очень тяжелый проект. В моей жизни все, что удачно получилось на самом деле очень тяжело проходило. У меня даже такое поверье внутреннее: когда все слишком хорошо - получается полная фигня. Так и есть. Когда все непонятно через что, немыслимо, как все разрулилось - тогда что-то срастается, получается интересная работа.

Ирина Штефанова: - Я помню, мы сидели как-то во ВГИКе, ты рассказывал про съемки в «Бригаде» как-то без особого восторга, и как-то долго проходили съемки, и не скоро вышел сериал...

Владимир Вдовиченков: - Да, да. Это сейчас, когда вспоминаешь… Как правило, человеку свойственно забывать все плохое, вспоминать только хорошее, когда что-то позитивное в памяти остается, стараешься помнить это хорошее. Но сложного было гораздо, наверное, больше, чем радостных моментов.

Лена: - Вы неоднократно повторяли, что самый авантюрный поступок в жизни - это решение стать актером, скажите, а если бы он не увенчался таким успехом, вы бы смогли еще раз изменить жизнь? Простите, но вопрос не праздный, я тоже один раз изменила профессию и сейчас мучаюсь сомнением стоит ли повторять попытку. Чем дальше - тем сложнее.

Владимир Вдовиченков: - Ну, правильно, конечно, чем дальше - тем сложнее. Но у меня нет ответа на этот вопрос. Не получилось бы здесь - получилось бы в другом месте в любом случае. Такого быть не может, чтобы где-то что-то не получилось. У меня получилось так, у кого-то - по-другому.

Ирина Штефанова: - А действовал ты всегда интуитивно?

Владимир Вдовиченков: - Да нет, всегда был расчет какой-то. Все равно ты на что-то рассчитываешь, занимаешься чем-то, рассчитывая на дивиденды. Просто у меня получилось получить ту профессию, которую я хотел, и которая стала мне что-то давать. Но не знаю, смог ли бы я еще раз… Да смог бы, конечно, если б жизнь заставила. Я всегда говорю: еще не факт, что я буду артистом всю жизнь. Может быть, мне это надоест, и буду заниматься чем-нибудь другим, абсолютно противоположным.

Ирина Штефанова: - Бизнесом, например?

Владимир Вдовиченков: - Да бизнесмен из меня на самом деле гавеный. Бизнесмен должен быть жестким достаточно человеком, у которого на первом месте должна быть все-таки экономическая выгода. Во всяком случае, в работе, бизнесе. А личные качества - истории из кино «Красотка», миллиардера, который становится благородным - это все чушь собачья. Поэтому для бизнеса нужно быть достаточно жестким человеком. Я, к сожалению, не такой. Столько подводных течений, я далек от этого, не умею этим заниматься. Где-то что-то там «лавировать-лавировать пока не вылавировать». (Смеется)

Ирина Штефанова: - Упражнения по речи повторяешь?

Владимир Вдовиченков: - Нет, к сожалению.

Ирина Штефанова: - А вообще надо?

Владимир Вдовиченков: - Надо, конечно. Тренинг очень важен. Пока удается еще сохранять что-то, но мне кажется, наступает момент, когда надо вернуться, очистить себя от всякой шелухи уже напускной, показной, вернуться к каким-то истокам. Может быть, иногда стоит обращаться назад, оглядываться.

Ирина Штефанова: - Литературу по профессии читаешь сейчас?

Владимир Вдовиченков: - Да, читаю. Вот именно профессиональные книги. Вот сейчас прочел с удовольствием книгу «Актер - мишень» режиссера, у которого я играю в спектакле «Двенадцатая ночь» по специфике актерской. Вот такие какие-то вещи стараюсь иметь в виду. Если доводится почитать что-то, то читаю. Вот сейчас недавно читал про историю японского театра, про Сузуки, который организовал одно из течений японского театра. Ну, любопытно, любопытно.

Ирина Штефанова: - Сейчас такая волна есть среди актеров - они пробуют себя в режиссуре. Никогда не хотел попробовать?

Владимир Вдовиченков: - Я хотел, и хочу, и у меня есть к этому, наверное, какая-то склонность. Но мне кажется, для того, чтобы заниматься режиссурой, нужно овладеть во всех тонкостях профессией актерской, и во всех тонкостях, хотя бы теоретически - режиссерской. Это ж не все так просто, поэтому наш кинематограф сейчас г…но процентов на восемьдесят. Потому, что дилетанты, когда не знают, как драматургически строить картину. Ну, красивая картинка, да, красивые актеры, актрисы, и понимаешь, что полная лабуда. И я понимаю, что нужно просто быть в первую очередь технически подготовленным и знать технологию, это, наверное, одна из важнейших причин - это раз, а во-вторых, нужно просто иметь что сказать то, что сможешь сказать только ты. Наверное, в этом такая позиция режиссера. Можно, конечно, быть режиссером по найму, выполняя чужую волю, и это тоже неплохо, мейнстрим почти весь так снимается. Наверное, этим западный кинематограф отличался от российского. А сейчас такая произошла не очень понятная для меня вещь, когда абсолютные дилетанты начинают снимать кино, и думаешь: какой ужас, зачем это все? Засорение мозгов зрителя - это ужасно, и поэтому планка зрительского восприятия опустилась уже ниже плинтуса, по-моему. Я в ужасе от того, что сейчас идет по телевизору. У нас одно время даже так радовались, когда вышла «Бригада», и все сразу стали говорить, что, наконец, вышел какой-то достойный телевизионный проект, который поднял эту планку. Это даже не в себе заслуга, а заслуга Леши Сидорова, что российское телевизионное кино вспомнит себя. Раньше ж были замечательные фильмы, начиная от «Место встречи изменить нельзя», «Тени исчезают в полдень» до фильмов «Адъютант его превосходительства» или «Рожденная революцией». Это были многосерийные телевизионные фильмы, как «Семнадцать мгновений весны» - это классика. Сейчас же такого нет. Все как было г…но, г…ном и осталось, все хуже и хуже с каждым разом. Потому, что люди хотят зарабатывать, не задумываясь о том, какой ценой.

Светлана: - Кого из классиков вы предпочитаете больше? И нравятся ли вам наши российские поп-дивы?

Владимир Вдовиченков: - Да не так много классики я в своей жизни прочитал, если честно признаться. Но мне безумно нравится Довлатов, например, один из моих любимых авторов. Он не классик, к сожалению, но это чумовой дядька. Очень нравится Бунин, еще с детства его люблю, и в институте играл отрывок по Бунину, спектакль у нас был «Русский праздник». Достоевского я почему-то не очень люблю, хотя что-то мне нравится у него. Не могу читать Толстого к сожалению. Пытался читать Набокова, и вдруг поймал себя на мысли, что я не могу, у него настолько образное мышление, что, читая одно его предложение, я дочитываю до конца, и забываю, что было в начале. Настолько объемно он рисует, что их нужно как картины изучать. Брать прямо один абзац и анализировать, а я привык читать информативно. Я думаю, что мне до таких авторов нужно еще дорасти, я еще пока не готов. Я чувствую тот объем, который там заложен, и беглое скорочтение там не подойдет. Хотя думаю, сейчас займусь, моя любимая тут накупила книжек, с удовольствием читает Гончарова, и глядя на нее, я думаю, что может, действительно, интересно. Прикоснусь к высокому.

Ирина Штефанова: - А из современных читал кого-нибудь? Толстую, Пелевина, Сорокина?

Владимир Вдовиченков: - Ничего не читал! Читал тут недавно Гришковца. Прочел первые две страницы, выкинул, сказал, что забуду как страшный сон. Мне показалось там какая-то вторичная литература. Потом через два дня взял и… прочел с таким удовольствием! Прям вот как бальзам на душу. Мне показалось очень занятно, было любопытно. Ну, еще такую бульварную литературу типа Коэльо читал в метро, в электричке, по дороге в институт. Всякого хлама хватало.

Ирина Штефанова: - А по поводу поп-див: кто нравится?

Владимир Вдовиченков: - Ну, все они заслуживают, наверное, какого-то уважения. Потому что то, что у нас происходит на эстраде - это же ужас! И человек, если у него хватает смелости и наглости нести со сцены какую-то охинею, чего бы я в жизни не смог произнести, то для них это все-таки поступок, уважать можно. А к «ценить и любить творчество» это не имеет никакого отношения.

 
 
дисков: 0 шт.
сумма: 0 р.


подробнее >>
оформить заказ>>
логин (e-mail)

пароль
регистрация >>
забыли пароль? >>
о DVD магазине >>
карта сайта >>
обратная связь >>
доставка и оплата >>
статьи >>
  На правах рекламы:
©Copyright 2008-2015 DVD магазин, купить dvd фильмы, заказать dvd почтой, купить фильм - ГлавКиноТорг.
Rambler's Top100